logo
личности

новости

афиша

история

фестиваль

события

личности

друзья

галерея

приколы

ссылки

блог

контакты

архив

Барды.орг - бесплатный хостинг для сайтов об авторской песне
                                                                                                            вернуться к списку

АЛЕКСЕЙ ИЛЬИНЧИК

АЛЕКСЕЙ ИЛЬИНЧИК
Человек, который говорит стихами ("лешиками").







С Лешим можно связаться по адресу: eshiy-i@mail.ru


	СКВОРЕЦ

Ещё не ночь, но уж темно.
И диво дивное случится:
В приотворённое окно
Влетит испуганная птица.

От дальних странствий, от ветров
Скворец измученный застонет.
Ему создать сумеют кров
Твои горячие ладони.

Ты крошек дашь ему с руки,
Склонясь над птицей, заворкуешь:
"Все огорченья - пустяки.
О чем ты скворушка, тоскуешь?"

... Он в дом стал веточки таскать,
Наутро пел и веселился.
И не смогла ты угадать,
Что это я к тебе вселился!


*	*	*
Не запирайте двери на замок,
Чтобы, когда окончится дорога,
Я без звонка войти в квартиру смог
И с вами поздороваться с порога.

Вас двери скрип насторожит не раз.
Ещё задолго до минуты встречи
Покажется: вот-вот, уже сейчас...
А я войду - и буду не замечен.

Увижу, может быть, лицо в окне,
Когда машина медленно подъедет.
И вдоволь посудачат обо мне
Всегда осведомлённые соседи.

Я, опьянён ветрами ста дорог,
Войду в чуть-чуть забытую квартиру,
Как будто бы шагну через порог
Уютного и маленького мира,
Где встретит мама ласковым "сынок"
Где в кресло сяду, утомлён немного…

Не запирайте двери на замок
В тот день, когда окончится дорога!

http://wrestlingua.com/
* * * Годы, годы, что же вы наделали? Всё быстрей вращение земли. Волосы не светлые, а белые, Словно их метели замели. На мгновенье мир замрёт однажды. Без тебя продолжит время бег. Дети, дом и дерево расскажут: Жил на свете просто человек… * * * Меня в библиотечных залах, В их гулкой, пыльной тишине Искать не след. Я на вокзалах Или в таёжной глубине, Где солнце вылилось в морошку. Бреду с клюкой среди болот, Кладу ладошкой свет в лукошко, Чтобы вернуть на небосвод. БАБУШКИНЫ ПЕСНИ Когда я ел свою оладушку, Пройдя свободно под столом, Я слышал, как запела бабушка. И - залетела радость в дом! Потом подрос. Сажали рядышком На тяжеленный табурет. Всё ждал, когда ж затянет бабушка Не те, что напевал нам дед - Свои: бескрайние, раздольные, Как за рекою дальний лес, И лёгкие, как птицы вольные, Что улетали до небес... Прошли года уже немалые. И грусть, и радость шли сквозь дом. Уже и внуки возмужалые Басят с бабулей за столом. Пусть снова рюмки наливаются, Пускай закуски хороши, Но всё ж веселье начинается, Когда поётся от души! И что же может быть чудеснее В мельканьи лет, в круженьи дней, Когда грустится вместе с песнею И веселится вместе с ней? Споём родные белорусские, Потом - для голоса - нальём. За ними вслед начнутся русские, И украинские споём... Заботы снова жизнь заполнили. Но об одном грущу порой: Что мы не всё ещё запомнили, Что редко мы поём семьёй. Бегут года... А знаешь, бабушка, Конечно, ждать - нелёгкий труд, Но эти правнуки-оладушки Довольно скоро подрастут. И вновь наступит День Рождения... В тот самый из апрельских дней Они, отведав угощение, Споют с прабабушкой своей! ВЕЧЕР Кто-нибудь, войдите в дом Без печати и без визы! Вновь скучаем мы втроем: Чайник, я и телевизор. За окошком - слякоть, грязь. Только, верьте иль не верьте, Дверь открыл и, не спросясь, Заглянул бродяга-ветер. Ветер с дальней стороны, С той, где запах тополиный. И принёс с собою сны О желанной и любимой... РОЖДЕНИЕ Когда рождается рассвет, Земля стенает белой рощей. И ветерок не дует, нет - Он в речке облачко полощет. И в эти трудные часы Всё как всегда. И все иначе. Луга в испарине росы Облиты соловьиным плачем. Проснись, туман, пора вставать! Не место здесь сторонним взглядам: Ведь ночь, измученная мать, Еще рыдает звездопадом. * * * Сумасшедший, бешеный экспресс. За окном мелькает черный лес. А с подножки только шаг- и смерть. Сердце: "Прыгай..." Ум кричит: "Не сметь!" Кто сейчас ответит, почему Своему перечу я уму? В темноту жестокое крыльцо, Я стою, и ветер бьёт в лицо... Сердце тихо шепчет: "Ну, не трусь..." Глупое, я вовсе не боюсь! Может быть, трусливее уйти Мне в ничто на четверти пути? Не сказать, не спеть, не долюбить, С бурей не бороться и - не жить Только потому, что принимал Полустанок за большой вокзал, Нежный взгляд любовью звать грешил... Оттого наказан, что спешил. Пусть экспресс свернёт свой путь в кольцо И приблизит милое лицо, Чтобы я, вернувшись, мог опять, По иному в жизни начинать! Отпустило. Глупость пережил. Это как вытягиванье жил. Продолжаю жизни трудный путь, Чтоб никто не вздумал упрекнуть В том, что у минуты под пятой Вздумал породниться с пустотой. Ей, проклятой, годы отдают За такие несколько минут... РЫБЕШКИ Гуляли три рыбёшки У берега реки. Их к ужину для кошки Ловили рыбаки. Хихикали рыбёшки: "Нам нравится река! Придётся нынче кошке Отведать молока". И спинами рыбёшки Толкали поплавки... "Клевало нынче славно!" Судили рыбаки. Но без одной рыбёшки Шли по домам легко И покупали кошке В пакете молоко. * * * Красота - это скрипки изгиб. Если брань прорастает из губ, Значит, чувствую я, что погиб. Значит, стих мой становится груб. И опять, обстоятельства раб, Свою душу вгоняющий в гроб, Я нашёл подгнивающий трап В улей уличных пьяных утроб. Не они породили меня! Нас невидимо нечто разнит. Часто слышу: росинки звенят, Отражая в крупинках зенит. Протяну им осмысленность-нить. Пусть звучат, как подобие нот! Ничего не смогу объяснить. Кто поймёт. Кто клянёт. Кто уснёт… БАЛЛАДА ПРО ШУТА В замке тишина. Окончен бал. Хорошо гостям сегодня пилось! Я по галереям заплутал: Где-то шутка снова закатилась. Высока и холодна стена. Камень - тёмно-серый, до зевоты. Мне б на площадь, да стакан вина, Да похохотать с простым народом! Может, шутки хоть одну б слезинку вытерли. То за честь великую почту. И я знаю: что дозволено Юпитеру, То дозволено шуту! Я стою за троном. Мой король Дутым истуканам смотрит в лица. Ты смолчишь. Но, дядюшка, позволь, За тебя смогу я отшутиться! Мне прощают мои веселый нрав. С дурака, известно, взятки гладки. Среди графов - чем же я не граф?! Но с принцессой я играю в прятки... Мне бы нежным стать хотелось с нею, искренним, Только погружаюсь в немоту. Жаль, но, видно, что дозволено Юпитеру, Не всегда дозволено шуту. В дом - жених. Но как он ей постыл! Вмиг лицо красавицы бледнеет. Шпагу в ножны. Труп его остыл. А меня на площади согреют. Дядюшка, подай-ка рог с вином! Ты сегодня неприветлив очень. Собери народ! А мы с костром В этот раз - в последний - похохочем! Лю-ю-ю-ди-и-и! Вы б слезиночку случайную мне вытерли - То за честь великую почту... Да, не все доступно для Юпитера, Что всегда дозволено шуту! * * * Продвигаюсь вперёд по наитию С ощущением внутренней битвы: Я шагаю по тоненькой нити, А хотел бы - по лезвию бритвы. Ни венков, ни побед, ни пощад. Но - Лишь бы памяти множились биты. И гвоздочками брани площадной Мы к щитам объявлений прибиты. Зря висим. Зря становимся тенью. Невостребованность - это плохо. Разно чтимы, вплоть до непрочтения. До чего же глухая эпоха! Все вы мимо, сестрицы да братцы. А в глазах - до бездушности пусто. Докричаться? Да нет - дошептаться! Может, в этом и будет искусство... ПОЕДИНОК Вот, наконец, и ты, мой долгожданный враг. Как я предполагал, ты выбрал время ночью. Пока я был один, всё шло совсем не так. Наверно, без тебя мне было трудно очень. Что замер? Проходи. Налей себе чайку. Я несказанно рад, откроюсь по секрету. Кому-кому, тебе я точно не солгу... Да ладно, черт с тобой, бери и сигарету! И где ты шлялся, враг? Кому мешал идти? За сколько в мире бед на этот час в ответе? Пусть в этот час у нас пересеклись пути, Но только одному есть место на планете. А жизнь - сплошной клубок. И сплошь - из теорем. И коль узнал ответ - доказывай повсюду. Да, ты специалист в создании проблем, А значит, будет бой без ожиданья чуда. Давай решим, где фронт? Повсюду и вокруг? Я без тебя ленив. С тобой - прямей и злее. Дай Бог, чтоб подошёл один нежданный друг: Тебя, хоть ты и крут, на пару одолеем. Ну, что ж, сдавайся, враг! Пришёл твой смертный час. Нет, хитрость не нужна, коварство не отвертит. Сам чёрт тебя не спас! Но в следующий раз Сойдёмся грудью в грудь, и снова - бой до смерти!.. Как быстро ночь прошла. Затеплился рассвет. Указывает луч на облаков движенье. А чайник подостыл. Нет больше сигарет. И в зеркале врага тускнеет отраженье... * * * Я рождён под созвездьем Ежа. За себя постою и не струшу. Вам известно, что значит душа? Кто же хочет, чтоб плюнули в душу? Коль ботинок нацелится в бок, На своей травянистой постели Я успею свернуться в клубок И иголками в недруга целю! Ну, а коль не грубя, не глупя, Коль с доверием, чтоб без испугу, Развернусь, влажным носом сопя, И уткнусь в вашу добрую руку. * * * В душе живёт предчувствие стихов. Пока лишь ученичество под силу. Хромает рифма. И сюжет не нов. А этой строчке смысла не хватило. Тот листик - в стол. А этот - печь топить! Здесь дату прочь: пусть думают - из ранних. Язык придется, видимо, учить До самого холодного лобзанья. Пока не угасает жар в крови, А сердце мне невысказанность гложет, Пока живет предчувствие любви, То и стихи напишутся. Быть может... * * * Птица-Счастье пролетела мимо. Шлёпнула прибойно тишина. До чего же ты неуловима Даже тем, кому ты так нужна! Ну, схвачу... И что - делиться счастьем? Вот уж нет! Паскудная игра: Разрывать красавицу на части, Чтоб потом пустить на веера! Ах, как сладко в роще ты свистела! Не моргнул. Не дрогнула рука. Птица-Счастье мимо пролетела, Избежав смертельного силка. * * * Порой бывает просто сделать чудо. Хотите, докажу за пять минут? Изюм из мыслей-булочек добуду - Пусть у подъезда голуби клюют! * * * Шёл чёрный день - не пятница, не вторник. Ко мне на чай бессонница зашла, И я к утру закончил новый сборник. Такие вот печальные дела. Что только она не предпринимала, Чтоб наизнанку вывернуть нутро! То поцелуй - то когти как кинжалы Цепляли сердце, печень и ребро. Как извивался с нею! То лиричен, То мудрый, будто древний аксакал,. То матом крыл. Был холодно-циничен, На точных рифмах как ковбой скакал. Писал я то ответы, то загадки, Хоть за спиной её оскал зверин. То отдых сна искал минутный, краткий Меж складок измочаленных перин. Она ушла: чуть-чуть вослед рассвету - В троллейбусы, в час пик, в толпу людей,-- Подсыпав мне сомнения в ответы И в очевидность ясную идей. И что? Не сплю! Но как-то все иначе. Нет сил почти ни думать, ни дышать, Нет сил простую выдумать задачу. А это значит - нечего решать! Что делать? Вам откроюсь по секрету: Чтоб взять настрой на новую главу, Я подал объявление в газету: "Бессоннице. Прошу на рандеву". Шел чёрный день - не пятница, не вторник. Без красных дней я календарь листал. А за окном дед Вася, старый дворник, Мной брошенную рукопись сметал... * * * Осенью прозрачной и сухою Полоса удачи взяла власть: Курица снесла яйцо. Златое! До того два года не неслась. Гений - лишь понятное, простое. В изысках и вовсе смысла нет. Курица снесла яйцо златое? Что ж, на ужин сделаю омлет! * * * Мне непонятна творчества природа. Обжёгшись чаем, дую в молоко... В три ночи написать, как за два года! Поверьте, это очень нелегко! Сижу, на молоко упрямо дую. Пишу, куда-то рифмами влеком... А это означает, что колдую, Чтоб сызнова обжечься кипятком! * * * Я себя переиначу, Как весна ломает лед. Весь от жизни от собачьей Закатаюсь в переплет. Поорать? Так мало толку: Пришибут дуплетом, влёт. Положу себя на полку. Кто читает, тот возьмёт. Мало толку. Мало места. Не решенье: "против" - "за". Занесу себя в реестры, Чтоб попасться на глаза. Чтобы каждый, кто захочет, На своем мостясь суку, Отыскал бы в дебрях строчек Сокровенную строку. Чтобы сам решал, с душою. Чтобы, ближних возлюбя, Строил что-нибудь большое Где-нибудь внутри себя. Вот решение задачи: Каждый сам себя найдёт. Я ж от жизни от собачьей Закатаюсь в переплёт! * * * В меня опять приволокло стихи Позёмкой по сиреневому насту. И, отторгая прошлые грехи, Я задыхаюсь в предвкушеньи счастья. Меня напишут, чтобы зачеркнуть. Сюжет построят подходящим ритмом. Под пятками расстелется их путь - И вся душа до синяков избита. Изогнутые строки-зеркала Меня все время отражают странно. А рифмы мнут упругие тела Подушками Прокрустова дивана. Как мимолётны вы, стихов ветра! Нет горячее вашего азарта. Ещё не помню, кем я был вчера. Пока не знаю, кем я стану завтра. * * * Туманы за обе щеки уплетают снега. Зима как зима, но погода - слезливая проза. Пускай бы кварталы опять захлестнула пурга, И хоть на чуть-чуть подвернуть регулятор мороза. Прозрачны кристаллы стиха, словно лёд на пруду, И рифмы гранятся алмазом неслыханной пробы. Я их оставляю. Тебя в этот вечер найду. Целую взахлеб - и на улицах тают сугробы! * * * Реальность смята взрывом красоты. Нет ничего: ни звука и ни жеста. Но разум бьёт в обойму пустоты Слова, стремясь улучшить совершенство. Сгорит свеча за два, за три часа. Огонь не тяготит себя золою. Сознанье растворилось в небесах - Последний корешок сплетён с землёю. МЕЧТА Добрый день, Мечта, моя прелестница, Чистая, как новая тетрадь! Хочешь, погуляем вверх по лестнице? Хочешь, научу тебя мечтать? Отчего судьба твоя не спорится? Быть мечтой - да разве это труд? Восседаешь в горенке, затворница, Ожидаешь, что к тебе придут. Иссушает душу ожидание. Мимо нескончаемость дорог. Что сидишь печальным изваянием, Грустная, как каменный итог? Ждёшь, себя не утруждая мыслями. В горнице уютно, тишь да гладь. Аль тебе не зябко, неисписанной, Чистой, как ненужная тетрадь? Знаешь, мне явилось откровение. Постарайся, правильно реши: Ставь под ветер парус вдохновения, В чудеса поверь и - соверши! Погуляй, пройдись по свету белому Даже дальше маленькой земли. Ты ещё такое в жизни сделаешь, Что другие думать не могли! Счастье мыть - как золото старателям: Взял крупицу - ну и снова в путь. В этом мире множество мечтателей, Встретишь своего когда-нибудь... Значит, каждый шаг - ступенька лестницы, Каждый раз чтоб над собой взлетать. Где твоя рука, Мечта-прелестница? Ладно, научу тебя мечтать! * * * Хитросплетеньем немудрёных слов Я снасти на листочке обозначу. Но невозможно взвесить мой улов: Кому-то - клад, кому - совсем иначе. Есть побужденье зваться рыбаком. Сюда, к бумажным падающим листьям, Я подманю понятным языком Забытый смысл давно забытых истин. Бессонницу не в силах превозмочь, Вновь подведу итоги на рассвете: Немного строк вместилось в эту ночь... Опять попался в собственные сети! * * * Подступает рассвета атака На начало грядущего дня. Но облает консьержки собака Очень доброго нынче меня. Снова снежная сказка прибудет, Как шпаргалка для множества тем. Лишь хочу, чтоб не лаяли люди И меня не кусали совсем! ЛЕСНОЙ ПОЖАР От спичек рябины уже загорелась ольха. От жара их съёжились нежные листья берёзы. И сыплется с неба не дождик, а так, чепуха - В пыль ветром холодным разбитые грустные слезы. Припев: А люди идут посмотреть на красу, Горящего леса волшебные блики. А осень уже расплетает у ивы косу, И в небе слышны журавлиные крики. Клен сбросил пропавшую куртку: "И так проживу!" Глупышка-калина довольна убором багряным. А в углях листвы, опадающих вниз на траву, Обжарившись до черноты, раскатились каштаны. Припев. К рябине-девчонке с укором склоняется старая ель И что ей пожар? Но к красе его чувствует зависть: "Мне ветви украсит искрящимся снегом метель... Но разве же можно, чтоб дети с огнем баловались?" Припев. КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДОЧЕРИ За окном, во дворе Наступила темна ночка. Засыпай поскорей, Попрыгунья, моя дочка. Баю-бай, надо спать. Спи, усни, моя малышка, Чтобы утром дочитать Все картинки в новой книжке. Будешь спать - подрастёшь. Будут весны, будут зимы... Скоро ножками пойдешь, Человечек мой любимый. Спи, мой неугомон, В тёплом гнёздышке-кроватке! И увидишь ты сон Самый добрый, самый сладкий. АРСКИЙ КАМЕНЬ Это солнышко не станет горячей. Выходные в суете дворов не тратим: Есть палатка и гитара на плече. Арский Камень - это лето на закате. Мы подбросим в Млечный Путь немного дров, На сегодня распрощаемся с часами. Перемешано созвездие костров С опустившимися низко небесами. Словно парусник, палатки вдоль реки, И аккордов такелаж надёжно-звонкий. И углей заотражались светлячки Там, где ты, огромноглазая девчонка. Смеха взрыв. За ним - раздумий полоса. Наливается - для голоса, не слишком. А на струнах вытворяет чудеса Этот худенький, взъерошенный мальчишка. Глянь-ка: сосны на рассвете - ряд свечей. Нет ни в тапочках покоя, ни в халате. Есть палатка и гитара на плече! Арский Камень - это лето на закате... О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С ЖЕНЩИНОЙ И/ИЛИ ГИТАРОЙ На белый свет не для забавы, Не для утех явились мы. Кто задремал в перинах славы, А кто нырнул в объятья тьмы. Припев: Нам счастье в жизни не обещано. Оно достанется в бою! А в нем гитару, как и женщину, Иметь желательно свою. Вот ложь немытыми ногами Втоптала в грязь твою мечту. А враг, который вырыл яму, В момент несчастья - за версту. Припев: Когда удача лишь мерещится, Я, заглушая стон, пою: Или гитару, или женщину Иметь желательно свою. Когда друзья сойдутся кругом, То на проблемы наплевать! Потенциальные подруги Стремятся нас очаровать. Припев: Сок виноградный в бочке плещется. Лишь только выбродит- налью! Гитара, ты дорога к женщине. Дай, Боже, отыскать свою... В весле Судьбы сломалась лопасть: Недавно кроткая, любовь, Как конь горячий, сбросит в пропасть, Изранив сердце, глаз и бровь. Припев: Полет души в силках трепещется, Надежду вмиг похоронив. Пойму: гитара, как и женщина, Поёт на собственный мотив. Мука, я знаю, перемелется Не сей секунд, не в пять минут. Мир всё же к лучшему изменится! Глядишь, и дети подрастут. Припев: Летит аккорд из пальцев скрещенных, Как шпага, тьму пронзает стих. А значит, ты гитару с женщиной Имеешь все-таки своих! ОСЕННИЙ БАЛ Гляжу: по-видимому, зря Палитра леса изменилась. И вдруг по курсу сентября Листва берез озолотилась. Осины стал багряней цвет, И клен стоит, как свечка, светел. Им бросил пригоршню монет Скупой кассир - холодный ветер. Мониста красные рябин Трепещут в предвкушенье бала: Ещё хотя бы вальс один! Стелись, паркет холодной залы! Оркестра вдруг запал ослаб, Задор танцующих слабеет... Лишь ежики еловых лап, С сосной обнявшись, зеленеют. Сквозь дождь я вижу: вовсе нет Разгулу буйному причины. Но всё ж затеяли банкет В леса одетые вершины. Сойдут прелестницы с ума, Тела стыдливо оголяя: Ведь приближается зима, Счёт за веселье предъявляя. Теперь деревьям видеть сны И календарь листать, чтоб снова Вернуть дыхание весны С рукою щедрого портного. Во сне - какая ж красота? В сто тактов - паузы снежинок. И лишь порой блеснёт мечта В хрустальных призмах тонких льдинок.. Давай по хвойному, мой друг, Дружить, забыв про расставанья, Чтоб телефона звонкий звук Донёс привет сквозь расстоянья. Событий всех не перечесть, На календарь глядеть не нужно: Лишь время дружбы в мире есть, И неизменен курс у дружбы! ВНОВЬ МЕНЯ ПОМАНИЛА ДОРОГА Вновь меня поманила дорога, Обманула, свела, завела. В буреломе тропинок немного. Вот и эта в болото ушла. Вниз клубочком покатится солнце, А поляна еще не видна. Знобко манит в трясину "оконце". Друг-топор, твоя помощь нужна! Припев: Я дорогу прорублю, Гать по топи навалю. Вон из чащи, чтобы чаще Видеть ту, кого люблю. Хитро вяжется петлями лента. Начиналась она с родника. То прохладно ползёт километры, То кипит на порогах река. Так задорней гляди, а не хмуро, Где булыжников прячутся лбы. Мчит вода трёхкрестовым аллюром, Да и вовсе - встаёт на дыбы. Припев: Эх, веслом пошевелю! А речному "кораблю" Дам прекраснейшее имя Той, которую люблю. Хорошо, что есть радость привала, Чтоб понять мы спокойно смогли, Что за гаснущий день отмотали, Иль проплыли, иль просто прошли. Ты святая, походная дружба! Пахнет чаем, вскипая, котёл. Слов порою и вовсе не нужно - Взгляды встретились через костер. Припев: Вновь маяк костра теплю, Песней лагерь веселю - Про дорогу. И немного Есть про ту, кого люблю. Если жизнь не становится проще, Если душу ломают и гнут, Я сбегаю к берёзовой роще, Что от города десять минут. Клети улиц, дворов и кварталов, Вы меня запереть не смогли! Точно знаю: сильнее Титана Ключ, пробившийся из-под земли. Припев: Жажду влагой утолю, Вновь минутки тороплю. Где вы, двери к той, что верит, Ждет и знает, что люблю? Вокруг солнца маршрут отмечая Летом, осенью, белой зимой И весной, шар земной нас вращает Так, чтоб мы возвращались домой. Здесь с нас самые нежные руки Рвут забот паутинную нить... Для того и даются разлуки, Чтоб учились свиданья ценить! Припев: Баньку жарко истоплю И квасок пахучий лью. Это счастье - возвращаться. Я всегда тебя люблю. Вновь меня поманила дорога... ПОЗДРАВЛЯЮ С ЗИМОЙ! Поздравляю с зимой! Посмотри, как она начинается: Белокрылые бабочки бросились в свет фонарей. Хорошо, что ещё снегопад над планетой случается, Тот, что за ночь сугробы ковром расстелил до дверей. Поздравляю с зимой! Небо стынет в морозы до просини, И небес зеркала отразят состоянье души. Помнишь, только вчера мы брели по аллеям из осени, И тебя я просил: "Подожди! Погоди! Не спеши!" Поздравляю с зимой! Мы дойдем до свидания с веснами. Не спеши до того, чтоб снежинки глотать на бегу. След по жизни - потом. Вот страницы хрустяще-морозные. Лучше пробовать шаг на прощающем кляксы снегу. Наступает зима. С теплым паром клубочками дышится. Ухожу в снегопад, под волной вдохновенья немой. Пусть под свет фонарей черновое, с ошибками пишется, Мне сейчас всё равно. Я весь мир поздравляю с зимой! КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ ЛЮБИМОЙ С добрым утром, любимая, моя самая нежная! Посмотри, как постель застилается снежная. Заметает следы шелестящей порошею, Чтоб писалось другое и только хорошее. Мне ни вёсен, ни лет по пути не встречалось. Только осени слёзно мне в сердце стучались. Облетали слова, мокрым ветром исхлёстаны. Ну, а злато листвы стало медью затоптанной. Ах, как славно, что ты меня нынче пригрозила! Мы сегодня всю ночь зажигали созвездия, Не давая имён - это зряшное, праздное - Но они получались красивые, разные. Настроение утром такое весеннее. Ничего, что зимой поцелуев цветение! Лишь двоим может встретиться неповторимое. С добрым днём! Засыпает любимая... СЛАВУТИЧСКАЯ МОКРАЯ Туча, застряв на верхушке сосны, Выплакала все глаза. Видно, мы в чем-то сегодня грешны: Молнии мечет гроза. Припев: Ты, прислонясь к рюкзаку головой, Гонишь волнения дрожь. Вновь над поляной у речки Кривой Дождь, дождь, дождь. Но ни к чему на погоду ворчать. Празднику все-таки быть, Если собрал нас Славутич опять Лето в маршрут проводить. Припев: Значит, опять не уснуть до утра: Слушаешь или поёшь, Хоть и шипит на угольях костра Дождь, дождь, дождь. Просят палатки небес синевы, Просят порыв ветерка. Из неоткрытой осенней главы В август вписалась строка. Припев: Новые песни увозишь в себе И - возвращения ждёшь. Память найдёт уголок и тебе, Дождь, дождь, дождь. КАК МНЕ ЖИТЬ? Как мне жить, если кажется: Слово - мой истинный Бог Как постичь откровения жизни, отнюдь не простые, Если тянет ладони мои на распятие строк, И, как гвозди, по шляпку вонзаются в них запятые. Оступает с ненужной толпой надоедливый шум. Только вот тишина не несёт долгожданность покоя. Отчего, сотню раз умирая, доселе дышу? Кто ведёт по бумаге моей неумелой рукою? Искромсаю пером в лоскуты непроглядную тьму, Если свежих стихов вновь душа, словно хлеба, попросит. Лишь для пения птиц солнца шар над землёй подниму И, забыв про года, приступлю к созиданию вёсен. Мне б найти в бытовой шелухе полновесность зерна! Мне б успеть до того рубежа, где назначена точка! Если вправду хотя б на чуть-чуть тайна слова дана, Пусть припомнят потом. Нет, не имя, а попросту строчку. Вот захлопну блокнот... Только это совсем не итог, Если глаз не сомкнуть, и опять до рассвета не спится. И уже мне не кажется: Слово, мой истинный Бог, Снова правит меня над пустою пока что страницей... РОЯЛЬ И СКРИПКА Считаться славой? Измерять таланты? Бессмысленней занятья в мире нет... Рояль служил при скрипке адъютантом, Хотя они составили дуэт. Звучал рояль, не ведавший простуды, И ей давал единственный настрой. Он помогал - она творила чудо, Хоть мысль её порой была сырой. Но счастье губит редкостность гармоний. И гений безутешный ревновал: Он не видал далёких филармоний, В других концертных залах не бывал. Она - рвалась в заоблачные дали, Жила одна в своих волшебных снах. И пела у другого у рояля На тех же самых нотах и тонах. Оправдывалась скрипка: "Друг-приятель! Пожалуйста, утешься, дурачок. Такой меня задумывал Создатель: При мне - одно плечо, один смычок." Но добавляла все-таки с улыбкой: "И что бы ты, глупыш, один играл? Я от рожденья - первая! Я - скрипка! Я и в любом оркестре - генерал!" Но вскоре струн витых ослабли нервы. Их жалил лет неумолимый рой. И вот вторая скрипка стала первой, А первая осталась лишь второй... И на рояле - скажем по секрету - Лежит с другою партитурой лист. С подругой юной творческим дуэтом Обвенчан. Пусть сменился пианист, Он счастлив. Снова признан адъютантом, Вся в урагане звуков голова. ... К чему считаться славой и талантом, Пока на свете музыка жива?! КОСТЕР Опять костёр меня заворожил Единством формы, запаха и цвета. Он, догорая, для того и жил, Чтоб мы с тобой не позабыли наше лето. Стреляют угли, струн негромких звук, И голоса, с дымком сплетясь, струятся... Здесь таинство важнейшей из наука: Как быть, чтоб человеком называться? И снова закружится голова, И над землёю воспаришь немножко. Какие в песне вкусные слова! Вкуснее, чем печеная картошка. ОТ СПАСА ДО ВЕСНЫ Ароматным яблоком Спас на землю бросился, Сеть плетут над городом серые дожди. Не успев состариться, лето стало осенью. Снова солнца красного месяцами жди! Пух в пододеяльнике слой за слоем стелется. Взял мороз палитру и занялся окном. Да пока всё смелется ветряною мельницей, Пусть земля да реченька Спят глубоким сном. Но дрова припасены, в доме вдоволь хлебушка. Дым встаёт над крышами к тучкам поутру. Наберусь сил за зиму, да бездонность небушка Аж до солнца ясного ветерком протру! ТРОИЦА То живу надеждой, то отчаюсь. Сердце то поёт, то тишина: Ведь живут на свете, не встречаясь, Спутница, подруга и жена. Ходят по неведомому кругу - В глубине, а может, в вышине,-- Не подозревая друг о друге, А порою - даже обо мне. Но однажды, пришагавши в вечер, Позвонить я им не премину. Около меня назначу встречу, Чтобы слились все-таки в одну! МАРТ ПРИШЕЛ! Отчего неподдельный азарт? С каждым днём солнце выше и выше. Двор в снегу, но там шляется март. Хвост трубой - и скорее на крышу! Где родится романс иль сонет Без помехи оваций напрасных. В этом месяце возраста нет! В этом месяце кошки прекрасны! В сны врывается чудо-свирель. Беды есть - нет желания плакать, Хоть и выплеснет нюня-капель Снова под ноги лужи и слякоть. Вам понятно, что нынче со мной? По коньку, между трубами, выше! Там согреюсь, где март озорной Босиком прогулялся по крыше! ВОТ ТАК ПРИХОДЯТ СЕНТЯБРИ Подброшена на счастие монета. Всё жду - уже кружится голова. И заплутало трепетное лето В осенне-золотистой гриве Льва. Не ждать бы счастья от монетки гнутой: Жар-птицы нет за краешком зари. Росинками покатятся минуты... Вот так ко мне приходят сентябри. Ветра звезду рассветную погасят, В рожки да флейты плача и трубя. А Дева прядь за прядью перекрасит Себя по моде, парки - под себя. В кармане забренчит от года сдача. Царапнет кошка лапкою внутри. Надежды нет на глупую удачу... Вот так ко мне приходят сентябри. Вода в речной изменчивой тетради К утру холодной станет и густой. И дремлет поплавок в зеркальной глади - Не ждёт поклёвки рыбки золотой. Раз пробудился, друг-туман белёсый, Ответы и сомнения дари. Всё меньше за душой храню вопросов... Вот так ко мне приходят сентябри. Прочь из квартиры! Быть бродягой проще. И вновь весёлый, юный, озорной Себя я растворю в лесах и рощах, Где запах опьяняюще-грибной. А мир вокруг и нов, и интересен: Ходи, шурши, выдумывай, твори, -- Листвы всё больше для стихов и песен. Вот так ко мне приходят сентябри! ЛЕШИЙ В Далёкий путь пускаться много легче, Когда подуют тёплые ветра. Вы только не пугайтесь, если Леший В ночи подсядет тихо у костра. Несчастий до утра не приключится. Кикимор и чертей не привечать! Он к вам пришёл, чтоб просто поучиться, А вовсе не затем, чтоб поучать. Пусть бородат, зато душою юный, Он может средь полночной тишины, Чтоб свить друзьям серебряные струны, В клубок смотать свечение луны. В такт песне головою покачает - И сноп из искр отправится в полёт. Горячим молча угоститься чаем, А может, хрипловато подпоёт. Он Леший - парень скромный, а не странный, Но всё же не останется в долгу: Секрет откроет, как будить туманы, Что дремлют медвежатами в логу. И тайну сокровенную расскажет, Как свет дробить на радугу в росе. Хотя вы это видели не дважды, Да только жаль, запомнили не все. Ночь, словно сказка добрая, продлится. А Леший незаметно поутру Уйдёт, исчезнет, в солнце растворится, Чтобы вернуться вечером к костру. И рюкзаки в маршруте станут легче, И будут лишь попутными ветра... Вы больше не пугайтесь, если Леший В кружок подсядет тихо у костра! * * * Гордишься тем, что в убежденьях твёрд? Друзей категоричностью пугаешь? … Четыре сердца создали аккорд. Но пятым был Шагал. И он, шагая, Увлёк к себе. И за собой. И в даль, Где чувств непостижимая наука. И сердце навалилось на педаль, Взрывая мир соцветием и звуком, Точней - созвучьем выстраданных слов. А там - не твердь. Там - точка закипанья. И в неводе - невидимый улов. И суть сбегает трепетною ланью В далёкий лес. Волной бежит рассвет. Ложится синий, закрывая сажу. … Не разжуют, не продадут ответ, А проведут по грани и - подскажут Семь-десять вариантов бытия, Где истины - ни крошкой, ни намёком. В туманной каше скроется ладья. И в море фьорд глядит голубооко И видит даль. Кто смог, тот отыскал За толщей сногсшибающего норда - Вставал и падал вновь, но дошагал: Четыре сердца сложены аккордом… * * * Жестокости городу хватит. От злости расплавлен асфальт. … Но снова на Старом Арбате Играют две скрипки и альт. Искусство не ради наживы. А правда проста и мудра: Припомните, люди - мы живы! И весь этот мир - для добра! Вниманием искренним платит Поток многолюдный: затих. … Две скрипки на Старом Арбате И альт, нежно любящий их. * * * Ох, нелёгкая доля - поэтов рожать… Родила? Что ж, родная, прости! Не пытайся его на цепочке держать, В поднебесный полёт отпусти. Он столкнётся со злом, и возьмёт на излом Испытатель суровый Судьба. Лишь прошепчет, крепясь: "Я не прав. Поделом!" Но не скажет, что дело - труба. Раз за месяц звонок: "Что с тобою, сынок?" Он тебя в заблужденье введёт. Отключив телефон, поскулит, как щенок - И опять в небеса упадёт. Лишь струна, натянувшись от сердца, звенит. Привкус слова нечасто горюч. Он впечатается в тучи чёрный гранит Чайкой чистой, как солнечный луч… * * * Вот и выкристаллизовался сюжет. Только слово затерялось, к сожаленью. Заготовленный к финалу флажолет Остаётся недосказанным вступленьем. Где слова, не подоспевшие врачи? Сердце силиться прочувствовать планету, Чтобы в гущу непроглядную ночи Добавлять по капле молоко рассвета. В стену времени вложив кирпичик-век Не для славы иль иной какой поживы, Бессюжетно носим имя "человек", Без формата и без рамок, ибо - живы! По изломанному вектору спеша От подножья миража до пьедестала, Содержаньем наполняется душа По законам первородного кристалла… РОЖДЕНИЕ Если голос твой услышан, это вовсе не заявка на прижизненную славу, На почёт и уваженье и на липкую, улыбчивую лесть. Просто так уж выпал жребий, так сложились в ребе звёзды: ты дышать имеешь право. Это лишь напоминанье, что хотя бы иногда, но ты на белом свете есть. Ну, допустим, среди ночи уделит тебе внимание изменчивая муза, И - нахлынет вдохновенье, сочиняются и тексты, и симфония, и блюз… Значит, просто проплываешь в бейдевинд под парусами по проливу Лаперуза, И всего-то лет за двести до того, как был там первооткрыватель Лаперуз. Опускает шторы вечер. И бумага есть, и свечи. Слов отсвечивают блёстки. Чёрный чёртик чет и нечет через раз успешно мечет и щербатится хитро. Пот со лба течёт недаром - ты в полёт ушёл Икаром, хоть в запасе нету воска: Помогло тебе немножко крепко сжатое в ладошке одинокое перо. Отчего-то тают звёзды. Знать, рассвет, склевал так просто горсть рассыпавшихся точек. Если голос твой услышан, это вовсе не заявка ни на славу, ни на лесть и ни на власть. Если кто-то незнакомый у костра, отставив чашку, подпоёт хоть пару строчек, Это значит, что ты счастлив: ведь сегодня в самом деле твоя песня родилась! * * * Порою покажется: лучше писать невозможно, Что ближе в обход, чем бездарно ломить напрямик, Что смелый обязан мечту уступить осторожным… Скажите, откуда улыбчивый мальчик возник? Мальчишка, который лишь учится таинствам света, Уверен, что проще всего разгонять облака И счастье дарить, и что лучшая песня не спета: Ведь автор её до сих пор не рождался пока. Кружится снежок. Новый год. Новый век на рассвете. Но кто-то в салате уснёт под нетрезвый смешок… В гирлянде огней знают только поэты и дети, Какой же подарок запрятан под ёлкой в мешок… * * * Я бродил под дождём, меня жалящим, И прохожих молил до рассвета: -- Помяните со мною товарища - Человека и просто поэта. Вот сижу с обожжённою глоткою И пою, в одиночку бухая: Боже мой, до чего ж ты короткая И недобрая, память людская!.. * * * Какой немыслимый позор! Не невод я тащил, а драгу. Восстав со дна, словесный сор Пристал к перу, продрав бумагу. Стих неуклюж. Строка тесна. Строй запятых перекосило. Усердье Муз метлою сна Огрехи вымести не в силах. Стал узок стол. Как резок край. Костей в суставах несхожденье. Так "этажерке" братьев Райт Подскок - предвестие паденья. Кромсая, резать пустяки, Свет оставляя в искре слова. Душа распята на колки - Стенает, выстрелить готова. Жизнь сожжена свечой в часок. Огарок силится всмотреться: Как слов серебряный песок Просеять истончённым сердцем? Струной подстроенной звеня, Строка стечёт в катренов соты. … Но снова требует родня, Чтоб подыскал себе РАБОТУ… * * * Буханка хлеба, фляжка для воды… С таким вот замечательным запасом Опять побег из городской беды Бросает по обочинам и трассам. Рюкзак, да спальник, да густой туман. Потянет на Урал маршрутом старым. Блокнот и ручка сложены в карман. Вот жаль, что не вмещается гитара! Пусть небогат мой арсенал из нот, Слова не могут додышать до точки. Меня в кольцо дорога не свернёт, А я её сложу и спрячу в строчки. Важней всего подметить волшебство. А сигарет в помятой пачке хватит: Два перегона надобно всего К пересеченью Волги под Тольятти. Мой левый об обочину избит Башмак, уже уставший ждать заплатки. Зато Ильмень от голосов рябит, Надеются ребята у палатки. Вот это встреча! Право, не грешно Грамм пятьдесят на брата под желанье. Пусть грусть при расставаньях. Но смешно, Что мы ещё плюём на расстоянья! И новых песен сладостный глоток Куплеты меж аккордами этажит. Луч солнца свяжет запад и восток И между струн на гриф устало ляжет. Поправился блокнот, а стержень - худ. Попутка подойдёт без опозданий, Включая счётчик дней, часов, минут До новых встреч и песенных свиданий! * * * Ну, что с того, что середина мая, Всё раньше в шторы тычется рассвет? Но с вечера черёмуху ломаю, Как будто завтра мне семнадцать лет. И ни за что загадывать не буду Про счастье, что отпущено ещё: Горячее веснушчатое чудо - Мой день грядущий - дышит мне в плечо… * * * В глубину небес неодолимую Только ветерком тихонько дунь - Тёплой мягкой ватой тополиною Всё вокруг закутает июнь. Нынче солнца с неба греет искренне, А не так, как в марте - лишь на час. Значит, лето к нам пришло воистину И, как счастье, не минует нас. Липа расцветает раньше времени. Мёда аромат - акаций суть. Тучка, разрешась дождём от бремени, Пыль с листвы спешит ополоснуть. В тёмно-тканый мех её с изъянами Ломаные молнии блестят. В споре с земляничными полянами, Знаю: твои губы победят! Слово к слову, дров подсохших пламенней, Вспыхнут ярче Млечного Пути, Как над колыбелью песня мамина Давняя, забытая почти. Примостившись на плече воробушком, Спит не сотворённый мной кумир. И во сне улыбчива зазнобушка, Как любовь, как солнышко, как мир! Листопад Несомненно, влюблённый в гитарную песню, как прежде, Я, весенний чудак, никогда не любил октябрей. Листопад, листопад… Опадают мечты и надежды, Не стремится душа к силуэтам в проёме дверей. Пешеходов дразня, на юга собираются крыши, Не найдя волшебства, ничего в этот мир не даря. Ох, пустая возня лишь для ласточек клеить афиши: Им пора на крыло, в путь-дорогу вперёд за моря. Конъюнктура дождей в сердца клапаны забарабанит. На скрещенье ветвей на мгновенье тоскою прибьёт. Позолота лесов на недельку, не больше, обманет, И мечту, как листву, дворник в ком надкостёрный сгребёт. Захворав о другом, потаённом и истинно личном, Снова строчку зачну, отношу и, быть может, рожу. Тихо дверь затворю, ибо хлопать гостям неприлично. Листопад, листопад, извини и прощай. Ухожу… Картина-2 Эй, люди неизвестной мне страны! Уж если вам не хочется - не верьте, Но видел я себя со стороны: Лист за листом меняю на мольберте. На них - в лес уходящая тропа В час между листопадом и метелью. Тут прошагала за века толпа, Но меж следов - то годы, то недели. А грифель между пальцами постиг Вдруг с первооткрывательскою дрожью: Прозрачность леса только в краткий миг Дарует путь к вершине от подножья. И с каждым шагом всё слышней свирель, И запах эдельвейсов манит в горы… Туманы размывают акварель Всего лишь в полуметре от простора, Который передать я не сумел, Огрехов на эскизах не стирая, Уйдя в контраст жестокий "уголь/мел", Где искренне живу, а не играю. Толкают беды под руку меня, И вновь холсты небес до бездны рвутся. А вот оттенки на палитре дня По-прежнему нисколько не даются. Я всё старался уловить рассвет, Который века яркого предтеча. … Из леса по тропе, сомнений нет, Мой новый друг шагает мне навстречу. Мы разожжём очаг, разбудим сны, И - кислород от лёгких гонит сердце. Народы непонятной мне страны! Ну, кто ещё желает отогреться? Но только веки приоткрыл едва, Зияет в раме пустота сквозная… Забросил краски и ищу слова. Увидят ли? Услышат ли? Не знаю. * * * Натянуты нервы, канатом уходят под купол. А смерть, полухищный зверёк, притаясь в полушаге, Всё ждёт: кто сегодня окажется более глупым? Кому в этот вечер опять не достанет отваги? С повадкою лисьей, она обустроилась ловко. Кто раньше, кто позже - дорог обойти её нету. А я, хоть колени дрожат, откажусь от страховки, Поскольку мой зритель внизу заплатил за билеты. И тело шагнёт в неподвластные разуму трюки. Но вот, к сожаленью, уверен: найдётся средь многих Такой, кто ласкает загривок ужасной зверюги, Хотя человек, но из той же глубокой берлоги… Пусть сердце в груди отстучит барабанные ритмы, Пожалуйста, люди, вы лица не прячьте в ладони - И я окажусь под надёжнейшей в мире защитой: Ни хищник, ни чёрное слово меня не затронет. Шагаю в прожекторном и многоствольном зените, Но не для себя сделать сальто двойное сумею. Мой друг незнакомый, мой добрый, приветливый зритель, Мы снова сегодня с тобой оказались сильнее! * * * Ворвалось в леса рыжее, Словно седина - в бороду. Стали облака крышею, Но не затоскую по городу. Обожгут дожди со спины, Будто бы гортань - водкою. Что-то я с утра заспанный С Осенью - прекрасной молодкою. Значит, бес в ребре водится… Только ты не плачь, безутешная, И не спасай меня, Богородица: Влюблена душа и - безгрешная. В бороду ползёт седина… Ох, поторопилась бесстыжая! Будет до утра мной пьяна Девочка моя рыжая. * * * Забыв работу, вновь уеду В какой-то пригородный лес, Поскольку требуется в среду Рожденье чуда из чудес. И листьев медью колокольной Шуршу, а звякнуть не могу, И в град, собою недовольный, Не возвращаюсь к четвергу. Как память прошлых революций, Ноябрь останки лета сверг. Но чудеса к нам не вернутся И после дождичка в четверг. Уже не первая суббота В лицо швырнёт из-за бугров Незавершённую зевоту Охладевающих ветров. До колобков мукой просеянной С небес пустой одарит ларь. И - состоится воскресение, Когда забуду календарь. Откроешь, сонная, босая, Ещё до третьих петухов, А я ворвусь и забросаю Кленовым ворохом стихов! * * * Хочешь на ладошках время взвесить? Миг и вечность - вроде бы равно. Вновь под утро подгулявший месяц Пробует таращиться в окно. Миновало время расставаний, И разлуку мимо пронесло. Звездопад так кстати: ведь желаний Просто несказанное число! Два из них влекут неодолимо, Их сегодня не к чему скрывать. Хочется услышать: "Мой любимый…",- В паузах - родную целовать. Ночь одна, но в ней минуток много. Я из них венок тебе совью. Месяц вредный, как бычок, двурого В форточку уставился мою. Но, пока полотнище льняное Стелется туманом на луга, Девочка небесная со мною Месяцу наставила рога. Очарован утренним прибоем, Милую из дома унесу. До чего ж мне нравится с тобою Утреннюю стряхивать росу! * * * Живу - и удивляюсь, что живу. Способен кто-то предаваться грусти, А мы и на порог её не пустим, И счастья плот удержим на плаву. Я занят: удивляюсь, что живу. Раскинув руки, упаду в траву, В бездонном небе растворяясь взглядом. Быть может, только так оно и надо - Полётом жить во сне и наяву, И удивляться искренне: живу. Натянет время, словно тетиву Меня, и - задрожу от напряженья. Настигни, слово, сделай одолженье, Позволь закончить новую главу И снова убедиться, что живу! Не стоит тратить время на молву, В сомненьях растворять себя, поверьте. На этом, в росах преломлённом свете Воистину, я есть, а не слыву, Как прежде удивляясь: да, живу! Пусть ветер бронзой трогает листву - В остатке жизни больше половинки. Свою оптимистичную картинку Нарисовав, вовеки не порву, Пока способен ощутить: живу! Садись, дружище, рядышком. Споём В просторе звонком звёздного колодца. Как здорово, что нам всегда поётся! Со временем дыхание сольём, И эхо подтверждает: мы живём. … Однажды (точно знаю) миг придёт, Поманит бесконечная дорога. Когда уйду за горизонт порога, Прошепчет ваша память: "Он живёт, И чувствует, и дышит, и поёт…" Вот только удивляюсь, что живу… Как прежде, удивляюсь, что живу… По-детски удивляюсь: я - живу… * * * Какая семнадцатилетняя осень! Улыбку дождям не дано перевесить. Как много надежды таится в вопросе О чуде, что будет всего через месяц. На многое всё же способна природа: Тебе - двадцать пять, мне - примерно под сорок, Но нами осознано таинство плода, Как тяжесть наполненных мёдом ведёрок. Пускай занавешены тучей просторы, Печаль собирается в стаи… И что же? Мне кажется, Мастер готовит растворы, И смальту листвы в откровение сложит. Полотнище леса порвётся на части. Мы в детство впадаем с тобой - до пелёнок. И чтобы заснять наше полное счастье, Не хватит всех в мире цветных киноплёнок… Фату ненароком скроив из тумана, Проказница-осень скользит над паркетом. И вдруг осознав: ни к чему ожиданье, - Проплачется вечер, и станет рассветом. Пусть в спячку собрались меньшие все братья, Взаймы даже искры тепла не попросим: Опять согреваться друг к другу в объятья Толкнёт нас семнадцатилетняя осень! Заманит семнадцатилетняя осень… Какая семнадцатилетняя осень… НЕПУТЁВЫЙ ЧЕЛОВЕК Заплелась в небес просторы Золотая полоса. Грудь задышит, словно море, И захочется в леса. Если солнце ярко светит, Лёгкий шаг стремится в бег, И гуляет по планете Непутёвый человек. Вяжет иней вдоль тропинки Озорные кружева. Под летящей паутинкой Закружится голова. Ветер рощу закачает, Осень станет на ночлег. В котелке заварит чаю Непутёвый человек. Пусть бранит порой супруга, Гонит из дому меня Недосказанностью круга От тринадцатого дня. Дольше в городе мне больно - Даже слёзы из-под век. Я ж признался, что довольно Непутёвый человек. Не богач, но и не нищий: На путях меж гор и рек Друга нового отыщет Непутёвый человек. Снег вокруг иль кипень мая? Год какой? Который век? С каждой песней понимаю, Что счастливый человек! ПОЭТ И МУЗА Вот пишу стихи в тетрадку... Но порою мне несладко: Чтобы рифму отыскать, сбиваюсь с ног. Иногда полезен людям, Что скрывать от вас не будем, Очень точечный, но творческий пинок. На себя гружу обузу: Пригласил однажды Музу И не знал, что обретаю канитель. Чую: всё, душа на взлёте, Заношу строку в блокнотик... Ну, а ей бы - целоваться да в постель! Чтоб чуть-чуть освободиться, Порешил на ней жениться. Как-то раз, нацеловавшись допьяна, С ней решился на сближенье, Вздох - и сделал предложенье! И представьте: соглашается она!!! Вот и месяц после свадьбы... Ей с утра чуток поспать бы: Стирка, глажка, и уборка, и плита... Пусть пилю, строгаю, режу С каждым днём немного реже, В нашем доме есть уют и красота. Вот ушла луна за тучку. Но бумага есть и ручка. Под подушку к ним потянется рука, И ложится на листочек Откровенье новых строчек. Спит любимая при свете ночника. Нет на сердце больше груза. Вот жена, она же - Муза. А от счасть вовсе незачем спасать. И к весне, должно быть, братца, как детишки народятся, Научусь и колыбельные писать! * * * Кто о чём, а я - о вечном, конечно. Сотню раз перепроверил - всё точно: Что даётся ограниченно грешным, Не подвластно никогда непорочным. И грешу - то со строкой, то со словом. А они резвятся так самовольно ! Часто сердце разорваться готово: По живому бить живым - это больно... То сомнёт многопудовостью пресса, То всемирным захлестнёт половодьем... До сих пор мне осознать интересно: Отчего же так оно происходит, Что имеет счастье привкус несладкий, Взгляд меняет и структуру, и плотность? И надолго остаётся в тетрадке Ощущение стрела. Мимо- лётность...

                                     Вернуться на страничку "Личности"




© КСП "ГОрода ГОмеля", 2003

BardTop Яндекс цитирования Page Rank Icon